Цифровая трансформация органов исполнительной власти в субъектах России

Первый год в концепции «Цифровой экономики»

Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» была утверждена распоряжением Правительства России в июле 2017 года. Ее целью стало создание в стране экосистемы цифровой экономики, что включало: перевод данных в цифровую форму и использование их во всех сферах социально-экономической деятельности; обеспечение необходимых условий для создания и развития высокотехнологичных бизнесов; повышение конкурентоспособности на глобальном рынке как отдельных отраслей экономики Российской Федерации, так и экономики в целом.

На наши вопросы о том, как идет реализация программы в Южном, Северо-Кавказском и Северо-Западном федеральных округах, ответили директор департамента по работе с государственными организациями ЮФО и СКФО Константин Якунин и директор департамента по работе с государственными и академическими организациями СЗФО Сергей Романенко.


 
Директор департамента по работе с государственными организациями ЮФО и СКФО Softline Константин Якунин


Директор департамента по работе с государственными и академическими организациями СЗФО Softline Сергей Романенко

Первые итоги

SL: Насколько сильно изменились приоритеты в существующей ИТ-стратегии регионов в связи с принятием программы «Цифровая экономика»?

Константин: Я бы не сказал, что изменились приоритеты. Работа по основным направлениям велась и раньше, но сейчас заметно изменилось качество проработки ИКТ-проектов и внимание, которое уделяется руководителями региональных и муниципальных властей к этой теме. Можно сказать, что меняется мировоззрение руководства на цифровизацию в целом. Безусловно, причиной этого были не только майские указы Президента и его обращение к Федеральному собранию, но и утверждение доработанной программы «Цифровая экономика». Тот факт, что на уровне Правительства вопросам цифрового развития стало уделяться такое пристальное внимание – выделено дополнительное финансирование из федерального бюджета, обозначены четкие сроки реализации, и, что особенно важно, введены целевые показатели, которых необходимо достигать год от года в результате выполнения проектов, – определено положительно сказалось на процессах цифровизации регионов.

Сергей: ИТ-стратегии в регионах существовали и до этого, а программа «Цифровая экономика» просто задала вектор их развития. В 2017 году органы исполнительной власти только начали осознавать и формулировать, что такое цифровая экономика. Задачи поставили, но никто не понимал, как их выполнять. Вопросов было больше, чем ответов. В итоге каждый развивался своим путем. Как только в программе прибавилось ясности, появились первые успехи, пошел обмен опытом – начали создаваться советы по цифровому развитию, в которые вошли представители различных федеральных и региональных министерств и ведомств, а также бизнеса и ИТ-рынка. В результате их деятельности сейчас мы имеем более четко прописанные направления и этапы, по которым необходимо двигаться в рамках развития региональной информатизации. И, самое главное, обозначены сроки достижения определенных результатов. Естественно, что теперь те регионы, в которых ИТ-стратегия носила общий характер, примут заданный курс и будут более целенаправленно реализовывать ИКТ-проекты.

SL: Какие регионы вашего федерального округа оказались в лидерах по формированию и реализации ИТ-стратегии?

Константин: Безусловным лидером Южного федерального округа является Ростовская область. На протяжении нескольких последних лет здесь уже существовала своя ИТ-стратегия и с принятием программы «Цифровая экономика» она лишь незначительно скорректировалась. Согласно рейтингу Минкомсвязи России по уровню информатизации Ростовская область занимала в 2017 году 15 место среди 83 регионов. Благодаря вступлению в действие программы появилось дополнительное финансирование, что определенно будет способствовать увеличению количества ИТ-проектов, направленных на развитие транспортной инфраструктуры, ЖКХ, повышение энергоэффективности, цифровизацию здравоохранения, образования и других сфер жизни городов и регионов. К сожалению, не все регионы Юга могут продемонстрировать такие успехи, как в Ростове: в Адыгее только формируется ИТ-стратегия, заметное отставание наблюдается в республиках Северо-Кавказского федерального округа. Очевидно, что такой разрыв обусловлен, в первую очередь, недостаточностью бюджетов в отдельных регионах. Так, например, если в 2017 году в Краснодарском крае на информатизацию было потрачено 849,7 млн рублей, то в Карачаево-Черкесской республике – всего 39,1 млн рублей.

Сергей: В Северо-Западном регионе очевидный лидер – Санкт-Петербург. Расходы города на ИКТ в 2017 году составили 11 360,3 млн рублей. Бюджет Ленинградской области в несколько раз меньше, но из-за территориальной близости к северной столице (что означает доступ к руководству и ведущим российским и международным ИТ-компаниям) она также находится на лидирующих позициях по развитию ИКТ. В тех регионах, где бюджеты на порядок ниже – ситуация сложнее. К примеру, в Псковской области очень много проблем, связанных с другими сферами, поэтому в области ИТ решаются только самые необходимые задачи. В 2017 году на ИКТ область потратила всего 48,7 млн рублей. В Новгородской области было потрачено больше – 86,7 млн рублей, но и там ситуация непростая.

Ситуация в Калининградской области улучшилась после прихода нового губернатора. Раньше из-за частой смены руководства размеры ИКТ-бюджета были слабо прогнозируемы. Местные органы власти старались решать ИТ-задачи своими силами, ориентируясь на европейский опыт, но из-за недостаточного финансирования им не удавалось в полной мере реализовать масштабные проекты. Теперь, благодаря национальной программе «Цифровая экономика» и выделению федерального бюджета на ее реализацию, в этой сфере наметились позитивные изменения.

Приоритетные направления

SL: В рамках национальной программы «Цифровая экономика» оформилось несколько направлений федеральных проектов: нормативное регулирование цифровой среды, информационная инфраструктура, кадры для цифровой экономики, информационная безопасность, цифровые технологии, цифровое государственное управление. Какие из них наиболее проработаны на данный момент? В каких регионах и почему?

Константин: Как я сказал выше, дисбаланс по уровню информатизации в южных регионах значителен, готовность к реализации направлений «Цифровой экономики» у всех разная, но так или иначе базовая инфраструктура есть у всех: граждане могут пользоваться электронными сервисами на портале Госуслуг либо в МФЦ, а также реализован межведомственный электронный документооборот СМЭВ 2.0. Практически все регионы уделяют большое внимание вопросам кибербезопасности. Сегодня стоят задачи по модернизации систем обеспечения информационной безопасности и приведения их в соответствие существующим нормативным требованиям, в том числе 152-ФЗ «О персональных данных» и 187-ФЗ «О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации».

Заметно оживление по направлению импортозамещения. Если раньше переход на отечественные программные решения закладывался региональными и муниципальными госструктурами в долгосрочный период, то с июля этого года, в свете принятия Приказа №335 Минкомсвязи РФ «Об утверждении методических рекомендаций по переходу органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления муниципальных образований РФ на использование отечественного офисного программного обеспечения», многие ведомства заложили в бюджет 2019 года расходы на переход к российским офисным системам.

Что касается региональных программ по созданию кадров для цифровой экономики, то они появляются только сейчас. Очевидно, что квалифицированные кадры необходимы для реализации направлений, обозначенных в программе. Руководство большинства регионов уже начало работу в этой области: налаживается взаимодействие с ведущими профильными вузами, все чаще обращаются в ИТ-компании, имеющие широкую региональную сеть учебных центров, в том числе и к нам, в Softline, для обучения, повышения квалификации и сертификации персонала. Так что я вижу позитивные сдвиги и в этом направлении.

Сергей: Традиционно в Северо-Западном округе наиболее проработаны такие направления, как информационная инфраструктура, информационная безопасность и цифровые технологии. Эта база была заложена уже давно. Процессы развития и модернизации инфраструктуры идут ежегодно и в каждом регионе. Что касается подготовки кадров для цифровой экономики, то работа органов исполнительной власти в этом направлении начата, можно сказать, недавно и требует комплексного подхода. В разработке региональных программ подготовки кадров должны быть задействованы не только органы местной власти и профильные вузы, но и непосредственно министерство образования, потому что сейчас академические программы обучения информационным технологиям в некоторых учебных заведениях заметно отстают от реальных потребностей бизнеса.

В Санкт-Петербурге много технических вузов, которые входят в мировой рейтинг ТОП-100 (Политех, СПбГУ, ИТМО и другие). Их дипломы признаются по всему миру, а студенты – регулярно выигрывают международные чемпионаты по программированию. В этих учебных заведениях действуют программы, совместные с российскими и международными компаниями, по «выращиванию» специализированных кадров с перспективой на дальнейшее трудоустройство. В рамках таких программ, начиная с третьего курса, особо одаренные студенты могут отправляться на практику к потенциальным работодателям. Тем не менее, это можно считать каплей в море, учитывая масштаб поставленных задач и количество необходимых стране высококвалифицированных кадров.

Инфраструктура для цифровой экономики

SL: Какова ситуация в вашем федеральном округе с широкополосным доступом в интернет, который является основополагающим условием для цифровой экономики?

Константин: Все зависит от региона. Значительная часть денег, выделяемых по программе «Цифровая экономика», будет направлена на устранение цифрового неравенства и обеспечение широкополосного доступа в интернет в территориально-удаленных населенных пунктах, потому что в подавляющем большинстве крупных и средних муниципальных образований эта задача уже решена. В регионах Южного федерального округа – Ростовской области, Краснодарском крае, Волгоградской области и многих других – проблем с доступом в интернет нет. Больше всех в этом плане отстает опять же Северо-Кавказский федеральный округ, где необходимая инфраструктура не была изначально заложена в виду сложного природного ландшафта и геополитической обстановки.

Сергей: Программа «Интернет в каждый дом» действует уже давно, но так как страна у нас большая и проложить оптоволокно к каждому дому невозможно, то процесс организации доступа в интернет населению, живущему в труднодоступных местах, будет длительным. Это объективный факт.

Тем не менее, в Северо-Западном округе мобильная связь есть везде и получить доступ в интернет тем или иным способом реализованным на «последней миле», – будь то оптика, Wi-Fi, сотовая связь или спутник, – можно практически везде.

SL: В последнее время часто говорилось о единой цифровой платформе для взаимодействия органов государственной власти, бизнеса и граждан. Необходимость ее создания озвучивалась Минкомсвязью, Центром стратегических разработок, Ростелекомом и крупнейшими системными интеграторами России. Как обстоят дела с этим в вашем федеральном округе?

Константин: На Юге такая единая платформа пока не создана, и, к сожалению, я не вижу активного движения в сторону ее создания. Взаимодействие между властью, бизнесом и гражданами не только в рамках одного региона, но и на межрегиональном уровне – это, похоже, дело будущего. В настоящее время обмен данными между ведомствами обеспечивают государственные информационные системы (ГИС). Регионы не будут проявлять инициативу. Для подвижек в этом направлении из федерального центра должна поступить концепция единой цифровой платформы или необходима хотя бы разработка методических рекомендаций по ее созданию.

Сергей: О создании единой цифровой платформы для всех государственных органов власти России Минкомсвязью было объявлено еще год назад, но осуществлять межведомственное взаимодействие в рамках каждого региона нужно было и раньше, поэтому каждый субъект решал эту задачу самостоятельно, создавая региональные ЦОДы для размещения рГИС для своих потребностей. По факту, все сейчас ждут информации от регулятора. В случае запуска единой федеральной цифровой платформы регионы будут решать вопрос по интеграции с ней своих информационных ресурсов.

Проблемы

SL: Что сдерживает развитие ИКТ в регионе? С какими проблемами приходится столкнуться? Как решаются возникшие сложности?

Константин: На Юге исторически сложилась конкуренция между Краснодарским краем и Ростовской областью. Безусловным лидером сейчас является Ростовская область, но Краснодарский край активно борется за технологическое первенство. Здесь играет ключевую роль человеческий фактор. Поэтому если, допустим, Ростовская область, первой предложит единую цифровую платформу для интеграции всех ГИС Юга, то далеко не факт, что Краснодарский край поддержит эту инициативу и согласится встраиваться в чужую разработку. К сожалению, подобная конкуренция мешает проведению многих смежных проектов.

Также нужно отметить проблемы, связанные с нормативным регулированием и нечеткой постановкой задач в федеральных распоряжениях. Региональное нормативное регулирование, является, де-юре, откликом на федеральное законодательство, и показателем, уравнивающим регионы в их готовности к цифровой экономике. Де-факто мы изначально имели общие формулировки федеральных документов, в которых задача поставлена, но не очень понятно, что и как нужно делать, что во что интегрируется, какие следует использовать протоколы обмена информацией и массу других открытых вопросов. К счастью, за последний год заметны существенные положительные сдвиги в части проработки нормативно-регулирующих документов. Для южных регионов также характерно еще и отсутствие политической воли: если федеральным центром задача поставлена, но не прописан алгоритм реализации, то все ждут, пока найдется активист, сделавший работу первым, и лишь потом, после положительной реакции центра, начнут массово исполнять проект по «одобренному сценарию».

Сергей: Если не рассматривать Санкт-Петербург, то для большинства регионов большой проблемой является неравномерное распределение бюджетов, либо недостаточное финансирование ИКТ-направления, что зачастую тормозит решение необходимых задач. Например, среднестатистический муниципалитет, даже имея четкое понимание, что и как нужно делать и обладая необходимыми ресурсами, не готов запустить в работу масштабные проекты, так как не уверен, будет ли выделено финансирование на эту задачу в долгосрочной перспективе.

В качестве второй сложности можно назвать бюрократию и необходимость соблюдать формальные требования нормативно-правовой базы, зачастую усложняющие процессы согласования и принятия решений. Даже если брать в качестве примера регионы-лидеры, в которых есть кадры с опытом и необходимым образованием, есть бюджеты и поддержка со стороны власти, то одно единственное несоответствие нормативному требованию может затянуть работу по проекту на дни, недели, а то и месяцы.

SL: Насколько заметно изменение отношения органов местного государственного управления к реализации программы «Цифровой экономики»?

Константин: Как я говорил выше, существует проблема глубины проработки нормативной базы, но в последние месяцы заметны позитивные изменения в этом направлении. Качество постановки задач федеральным центром определенно выросло. Сейчас в документах, поступающих в регионы, намного больше конкретики, чем раньше. Соответственно, выполнять такие задачи становится проще, регионы включаются в процесс.

Сергей: Безусловно изменения есть. Возрос интерес к сфере ИКТ, даже появился некий соревновательный момент между регионами. Госзаказчики внимательно отслеживают информацию о появлении новых технологий, запуске передовых цифровых сервисов и реализации пилотных ИТ-проектов в других регионах. Они хотят знать, какой экономический эффект будет получен в итоге, и понимать, как внедрение того или иного ИТ-решения будет способствовать инвестиционной привлекательности субъекта в целом. Можно сказать, что наблюдается всплеск проактивности в госструктурах. Объяснить этот факт можно тем, что чиновники заметно помолодели – к государственному управлению пришло много молодых специалистов, которые открыты всему новому и хотят менять ситуацию к лучшему.

Реализованные проекты

SL: Были ли реализованы в вашем федеральном округе проекты по импортозамещению?

Константин: Да, безусловно, региональные и муниципальные власти Юга сейчас активно интересуются импортонезависимыми решениями. После выхода 4 июля 2018 года Приказа №335 Минкомсвязи РФ, регулирующего переход на отечественные офисные решения региональных субъектов и муниципальных образований, спрос на решения из реестра российского ПО в нашей компании вырос почти на 40%. Буквально сейчас мы реализуем проект для муниципального образования города Майкоп по миграции системы с почтового сервера Microsoft на решение CommuniGate Pro, внесенного в Росреестр и соответствующего нормативным требованиям регуляторов. В процессе выполнения этого проекта работой с нами и решением компании CommuniGate Systems заинтересовались еще восемь муниципальных образований Республики Адыгея. Кроме того, специалистами Softline сейчас реализуется несколько пилотных проектов в разных субъектах России по тестированию и переходу на отечественное офисное ПО и оборудование. Мы планируем в ближайшее время запустить на Юге проект по переводу около 400 автоматизированных рабочих мест одного ведомства на нашу комплексную разработку – ПАК «АРМ госслужащего».

Сергей: Такие проекты в Северо-Западном федеральном округе есть, но их пока немного. Это направление до последнего времени буксовало из-за того, что российский рынок не был готов предоставить достойную альтернативу. Однако, благодаря политике импортозамещения, в последние два года сегмент российских разработчиков софта получил стимул к качественной доработке своих продуктов, способных сравниться с иностранным ПО. Многие отечественные решения уже сейчас по функционалу практически не уступают зарубежным и могут составить достойную конкуренцию.

В течение 2018 года Softline, совместно с одним из ведомств, проводил пилотные проекты по тестированию на совместимость российского офисного ПО, операционных систем на основе СПО и отечественных продуктов по информационной безопасности. В этом году мы рассчитываем завершить опытную эксплуатацию и перейти к массовому переводу рабочих мест на отечественные решения.

SL: Какие еще интересные проекты были реализованы в вашем регионе в 2017 и 2018 годах?

Константин: Недавно мы завершили оснащение кванториумов Ростова и Краснодара, в которых дети могут на практике приобрести новые знания на базе Аэрокванта, Роботокванта, кванта Хай-тэк и ИТ, а также Энерджикванта и Биокванта. В 2018 году у нас был большой и интересный проект по построению с нуля ситуационного центра для администрации морских портов Черного моря в городе Новороссийск. Это была масштабная задача, параллельно с которой мы создали систему обеспечения информационной безопасности инфраструктуры заказчика.

Сергей: В первую очередь хочу отметить, что в декабре 2018 года наш проект «Цифровая школа Санкт-Петербурга» получил премию «ComNews Awards 2018. Цифровая экономика», как лучший в сфере образования.

Осенью был завершен очень интересный проект по роботизации колл-центра МФЦ Калининградской области. Перед МФЦ встал непростой выбор в связи с многократно возросшим количеством звонков и, как результат, большой их потерей, – нужно было значительно расширять штат операторов. В итоге Softline предложила российское технологическое решение Personal IT Vocamate Interactive с функциями синтеза и распознавания речи, которое обеспечило автоматическую обработку поступивших стандартных обращений граждан и снизило потерю звонков до 70%!

В заключение отмечу наше участие в проекте по защите критической информационной инфраструктуры Правительства Калининградской области.

Планы на будущее

SL: Какие приоритетные направления вы определяете для себя в работе с госсектором на ближайшие три года?

Константин: В первую очередь – импортозамещение. Хотелось бы видеть более активные действия заказчиков по переходу на отечественное оборудование. Также нам интересно развивать направления информационной безопасности и мультимедийных систем.

В программе «Цифровая экономика» нам интересны все направления. Сейчас мы ведем работу по информатизации медицинских учреждений Юга в рамках реализации региональных проектов по созданию единого цифрового контура здравоохранения на основе единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ).

Мы сотрудничаем с ведущими университетами ЮФО и СКФО в рамках концепции «Цифровой вуз», ведем проекты в области развития транспортной инфраструктуры. В Softline разработана автоматизированная система управления дорожным движением – АСУДД Traffic SL, которая на основании данных о автомобильном потоке помогает регулировать работу светофоров, тем самым снижая загруженность улиц. Активно реализуются проекты по созданию систем фотовидеофиксации нарушений правил дорожного движения и выписки штрафов, весогабаритного контроля, безопасности железнодорожных переездов и других интеллектуальных комплексов по обеспечению общественной безопасности.

Сергей: В приоритете для меня и мой команды – реализация проектов для медицины, образования, транспорта, развитие направлений по кибербезопасности и импортозамещению. В Softline за прошедшее время наработана значительная экспертиза, и мы планируем и дальше продолжать работу в этих областях с нашими заказчиками. Например, мы уже реализуем проект по внедрению ПАК «рабочее место врача» на базе решений «Электрон» в одном из ведущих медицинских центров Санкт-Петербурга. В этом году планируем внедрять его и в других больницах.

Отдельно хочется выделить «Умный транспорт». В Санкт-Петербурге, по инициативе городского правительства, была создана концессия, которой был запущен проект «Умный трамвай». Тема «Умного транспорта» довольно обширна, – мы развиваем ее в Softline уже более полутора лет. По сути – это глобальная информационная система, которая управляет общественным городским транспортом. Это не только оплата проезда с помощью единой карты или трамвай, оснащенный wi-fi. Это интеллектуальная система, которая собирает для аналитики данные о количестве пассажиров, поступивших денежных средствах по оплате проезда с учетом льготных категорий, движении транспорта по маршрутам и много другой информации. На основе полученных сведений строятся прогнозы по развитию и улучшению качества транспортных услуг и предлагаются способы решения огромного количества задач. Например, оперативный запуск альтернативного автобусного маршрута в случае потери электричества на трамвайном участке. Работа такой системы имеет громадный социальный эффект, потому что позволит сделать пользование общественным транспортом удобным и комфортным и в целом решить транспортную проблему большого города.

Подписаться на новости

На указанный адрес отправлено письмо с подтверждением.

Рейтинг материала

4,0

Поделиться

Комментарии